А.Куряев. Инфляция, сбережения и золото.

Эйфорию нельзя потратить
(встретил в одной из Daily Articles на Mises.org,
со временем, надеюсь, атрибутирую эту фразу)

[Выступление на «Четвертых Чтениях памяти Г. В. Лебедева» 24 мая 2008 г.

Текст писался ночью непосредственно перед «Чтениями», поэтому удалось затронуть только треть заявленной темы — инфляцию — и то лишь конспективно. Приношу извинения тем, кто ожидал большего. Специально не изменяю заголовок, потому что все-таки надеюсь продолжить. Замечания и вопросы можно присылать по адресу info@sotsium.ru. Оперативно ответить не обещаю, но учту при дальнейшей работе над статьей. — А. К.]

 

1. Сейчас инфляцией называют общее повышение уровня цен. Неудивительно, что борьба с «инфляцией» сводится к борьбе с ростом цен. Поэтому вначале рассмотрим феномен общего роста уровня цен.

а) Прежде всего следует отметить, что вздорожание всех товаров характерно только для экономики определенного типа. В бартерной экономике это явление невозможно. При натуральном продуктообмене цены — это меновые соотношения между товарами: 1 яблоко стоит 2 сливы или 5 карандашей или четверть арбуза и т.д. Трудно представить не только как в таких условиях расчитать «уровень цен», но и что в этом контексте может означать выражение «общее повышение цен», т.е. повышение всех (!) цен.

Кроме того, в бартерной экономике не существует рыночных цен каждого товара к каждому товару. Предположим, что Ивану, у которого есть яблоки, нужны сливы, которые есть у Петра, но Петру яблоки не нужны, ему нужно зеркало, которое есть у Джона за границей. И этот Джон не против поменять зеркало на 4 яблока. Иван едет к Джону, меняет 4 яблока на одно зеркало, а потом меняет его у Петра на 4 сливы. Здесь мы имеем цену зеркала в яблоках и сливах, а цены яблока в сливах (и наоборот) — не существует, поскольку такой сделки не было. На самом деле, это одна из причин выделения каких-то товаров в качестве средства обмена, которые постепенно превращаются в деньги, т.е. в общепринятое средство обмена.

б) Таким образом «общий рост уровня цен» возможен только в денежной экономике, где цены всех товаров выражаются в деньгах: яблоко стоит 10 рублей, слива 5 рублей, зеркало — 20 рублей. Поэтому то, что мы ради краткости называем ценой, корректнее называть «денежной ценой», меновым отношением к деньгам. Ведь реальные цены, т.е. натуральные соотношения между различными товарами, никуда не деваются и продолжают существововать и колебаться.

Фраза «повышение всех денежных цен» уже имеет вполне конкретный смысл: повысились цены всех товаров за исключением одного — денег. Это означает, что цена денег упала. То есть, как и в бартерной экономике, цены всех без исключения товаров повыситься не могут. А деньги — тоже товар, пусть даже они бумажные.

 

2. Итак, можно переходить к элементарному экономическому анализу: анализу спроса и предложения.

а) Попытаемся понять, как и почему может изменяться обменное соотношение между деньгами и товарами.

Не было времени придумывать числовые примеры, но, надеюсь, будет понятно и в общем виде:

а1) при постоянном количестве денег и товаров увеличение расходов на один товар ведет к уменьшению расходов на другие товары. При этом цена товара, на который расходы увеличились, вырастет, всех остальных — упадет;

а2) при постоянном количестве товаров общий рост денежных цен представим только при увеличении количества денег;

а3) и соответственно при постоянном количестве денег повышение всех денежных цен представимо только в одном случае — если уменьшится количество товаров.

б) Таким образом, дальше анализ должен идти по двум направлениям: во-первых, почему и как растет количество денег и к каким экономическим последствиям (помимо роста уровня денежных цен) это ведет, и, во-вторых, чем может быть вызвано широкомасштабное сокращение производства товаров.

 

3. Начнем со второго. И опять тезисно, практически перечислением.

В качестве примера назовем три причины локального сокращения производства: монополия, картель и протекционизм. В первых двух случаях достижение монопольной цены предусматривает в качестве необходимого условия сокращение производства соответствующего товара. В случае протекционизма государство ограничивает количество некоторых товаров на внутреннем рынке, что ведет к росту цен.

Или, например, деятельность профсоюзов — при попустительстве государтва они способны добиться искусственного завышения цены труда в отдельных отраслях правда ценой безработицы части рабочей силы (особенно если профсоюзами охвачена значительная часть экономики), что, разумеется, ведет к сокращению объема производства в экономике. Эффективные законы о минимальной заработной плате — в ту же кассу (только масштаб бедствия увеличивается).

Наверное, возможны и другие систематические причины сокращения производства. Но хотелось бы обратить внимание, что все они будут локальными и для того чтобы они оказали заметное влияние на меновое соотношение между деньгами и товарами, необходимо их кумулятивное динамическое сочетание. То есть постоянное усиление проекционизма, монополизация и картелирование производства, всё новые и новые успехи в борьбе рабочего класса за социальные завоевания. Если эти факты будут единоразовыми, то импульс всеобщего повышения цен постепенно затухнет на неком более высоком уровне.

Таким образом, общий рост денежных цен, вызванный увеличением количества денег, может сопровождаться повышениями цен на отдельных рынках, вызванных независимыми причинами (и не сопровождающимися соответствующим понижением цен на других рынках).

Зачастую эти причины прекрасно осознаются. И некоторые страны (наша в том числе) пытаются бороться с ростом цен путем снижения таможенных пошлин. Одна история напоминает анекдот про повышение надоев путем задавания коровам вопроса: «ну что сегодня сдаем: молоко или мясо?» Кратко рассказываю сюжет. На днях нефтяники и газовики пожаловались в правительство на рост цен на трубы и предложили ввести экспортную пошлину. Однако Христенко не стал торопиться: собрал металлургов и трубников и предложил им согласовать между собой, что для них лучше — отменить импортные полины или ввести экспортные?

Вообще, протекционисты очень любят ссылаться на «инфляцию» в смысле общего роста цен. Тем самым они отвлекают книмание потребителей от «осязательных и легко устранимых» (Мизес) причин локального роста цен. Поэтому доказательство существования рукотворного роста цен, вызванного сокращением выпуска товаров, внутри роста цен, вызванного ростом денежной массы, имеет большое практическое и политическое значение.

 

4. Тепепрь несколько слов о том, какой инфляции не бывает.

а) Не бывает «импортируемой инфляции».

а1) Могут расти цены на импортируемые товары, но для того чтобы сохранить потребление этих товаров в штуках на неизменном уровне, потребуется экспортировать большее количество отечественных товаров. Следовательно, количество товаров продаваемых на внутреннем рынке сократится;

а2) могут вырасти цены на экспортные товары, что приведет к притоку валюты в страну. Если не вырастет импорт, должен вырасти курс местной валюты к иностранным валютам. Если, по каким-то резонам, Центробанк скупает иностранную валюту за рубли, то причина повышения уровня цен — увеличение количества рублей. И надо разбираться с тем, почему Центробанк это делает.

б) Не бывает «инфляции издержек». Объяснение общего роста цен «инфляцией издержек» просто переносит объяснение: теперь требуется объяснить, почему растут издержки.

в) Не бывает инфляционной спирали «цены—зарплата» или «зарплата—цены».

И логически, и исторически во всех перечисленных выше случаях повышению цен «предшествовало, сопровождало или сразу за ним следовало» (Хэзлит) увеличение количества денег. При постоянном количестве товаров это необходимое условия общего роста цен.

 

5. Перейдем к такой причине общего роста цен, как увеличение количества денег в обращении. Я не стану ломиться в открытые ворота и в этой аудитории объяснять каким образом увеличение количества денег при постоянном количестве товаров ведет к росту цен и ведет ли вообще. В варианте этого выступления, который будет вывешен на сайте Лебедевских чтений, я дам ссылки на классические описания этого процесса. [Прошу прощения у читателей за отсутствие ссылок. — А. К.]

Здесь я хотел бы отметить семантическую революцию, начавшуюся на рубеже XIX—ХХ веков и к настоящему моменту полностью завершившуюся. В середине XIX века в результате победы в теоретическом споре английской денежной школы над банковской школой в англосаксонском мире утвердилось определение инфляции как «увеличения предложения денег путем эмиссии наличных денег и банковских депозитов, не обеспеченных золотом». То есть, грубо говоря, как «увеличение количества денег». Затем смысл слова инфляция стал постепенно меняться и сейчас оно означает «рост уровня цен». Как писал Мизес, эта семантическая ревлюция отнюдь не безобидна. Цитирую из «Человеческой деятельности»: «Во-первых, больше не осталось термина для обозначения того, что обычно характеризовалось как инфляция. Невозможно бороться с политикой, которую вы не можете назвать. Политики и экономисты больше не имеют возможности прибегнуть к терминологии, принятой и понятной народу, когда они желают рассмотреть целесообразность выпуска в обращение огромного количества дополнительных денег. Они должны подробно анализировать и описывать эту политику во всех мельчайших деталях в тех случаях, когда они захотят сослаться на нее, и повторять эту надоедливую процедуру в каждом предложении, где они касаются сего предмета. Не имея названия, эта политика начинает жить собственной жизнью...

Второе зло состоит в том, что тщетные и безнадежные попытки борьбы с неизбежными последствиями инфляции — ростом цен — маскируются как попытки борьбы с инфляцией. Борясь лишь с внешними симптомами, правители делают вид, что борются с первопричиной зла. Не постигнув причинную связь между увеличением количества денег, с одной стороны, и ростом цен — с другой, на деле они делают только хуже» (С. 395—396)

 

Рекомендуемая литература

Мизес Л. фон. Всеобщее вздорожание жизни в свете теории политической экономии [1913] // Новые идеи в экономике. Вып. 4. Вздорожание жизни. 1914. С. 1–35.

Мизес Л. фон. Человеческая деятельность: Трактат по экономической теории. Челябинск: Социум, 2005.

Hazlitt H. What You Should Know About Inflation

Salerno J. T. Money and Gold in the 1920s and 1930s: An Austrian View

24 май 2008

Материалы четвертых чтений